Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:41 

Ух ты!

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...
Интересно, как меня умудрились найти в поисковике по фразе совсем недавно бобик получил от мурки письмо?
:crztuk:

01:33 

Продолжение банкета на борту подлодки

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...
"Das Boot" завлекла. Последний раз меня так пробирало только на ЛОГГе - ох-ох. Если учесть, сколько времени я курю эту превосходную траву посвятила "Легенде", из моих уст это звучит более чем серьёзно. Жаль только, что масштабы у "Лодки" явно не те...
Наверное, если во мне вдруг разыграется графомань, то я даже начну хаотично сравнивать героев друг с другом.
А что? :vv:

Счётчик в моей электронной книжке показывает, что на сегодняшний день прочитано уже 77 процентов романа. Забавное ощущение - считать произведения не в страницах, а в процентах.

Никогда бы не подумала, что меня будет бить настолько сильная дрожь от одного только слова, звучащего как древнее смертельное заклинание - гибралтар.

Ну да ладно. Я хотела поделиться совсем не этим.

О метро и мухах с шестью гениальными выдержками из текста.

Сильный образ, правда ведь?

14:56 

Грустно и смешно

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...
Подвернула ногу, споткнувшись о дорожную разметку. Точнее, о пешеходную зебру.
Весело, правда?

14:42 

To Shajrenn

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...
Сердечно приветствую, Shajrenn!

Никогда, честно признаться, раньше этого не делала в дневниках (а если и делала, то это было давно и неправда), и только теперь понимаю, что говорить "здравствуйте" - это очень приятная и светлая вещь=)


21:26 

Продолжаю восхищаться

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...
Всё ещё читаю "Подлодку".
Нет, я поражаюсь! Старик - это не только олицетворение мировой совести. Помимо прочего, именно привыкший к гармонии и порядку командир укладывает пафос и всю бюрократическую систему на лопатки. А нередко и посылает открытым текстом куда-то далеко-далеко, как минимум к чертям собачьим.

Небольшая предыстория.
В какой-то момент лодка попадает в жутчайший шторм, который длится к тому времени, простите, около месяца. Все подавлены, брань и нелестные высказывания о погоде стали на борту притчей во языцех. Посуда бьётся, вещи разлетаются (норовясь прибить кого-нибудь из членов экипажа на месте), кок отчаянно борется со стихией и пляшущими кастрюлями, из-за чего команда питается бутербродами из заплесневелого хлеба. Висящие на крючках куртки отклоняются от стены градусов на сорок, а то и на пятьдесят. Всех тошнит, и не только от монотонности происходящего. Люди не могут нормально спать - их просто-напросто выбрасывает с коек на пол.
Повторюсь ещё раз, что это происходит уже месяц.

Как и на других судах, здесь также положено вести бортовой журнал. С точки зрения командира, явно противоречивая обязанность. С одной стороны, информация необходима для принятия важнейших и молниеносных решений. С другой стороны, она нужна непосредственно ему, так зачем тогда что-то расписывать задним числом для очередных "марионеточных офицеров", относительно спокойно сидящих днями и ночами на своих местах? Ради очередной награды, которая, в общем и целом, не нужна? Безусловно, награду можно заслужить, но никак не выслужить. А "бумажная работа" в этом деле могла, в теории, сильно помочь. Чем, по мнению Старика, некоторые выскочки, к сожалению, и пользовались, намеренно красочно расписывая победы своих людей (кхем-кхем, свои победы) и нередко слегка завышая отправленный на дно "тоннаж".

Теперь сама история. Собственно, как раз по этому поводу капитан сделал очередную запись (после явно "неочередных" событий) для командования огрызком карандаша (аккуратисты и педанты с печатными машинками уже в глубоком обмороке).
Я лежала с этого опуса (а в исполнении Старика это действительно опус) полчаса.
Вы только вдумайтесь:

Четверг.
Командир лично зачитывает заключительные слова сделанной им в бортовом журнале записи:
- Ветер юго-юго-западный. 9-10 баллов. Море 9 баллов. Облачность. Барометр 711,5. Сильный шквалистый ветер.

Сказав "облачность", он, как обычно, недооценивает обстановку. "Видно как в парной бане" было ближе по смыслу.


Такое ощущение, что читаю историю об одном из далёких-далёких предков Яна. Только вместо чая в почёте у капитана пластинки с французской музыкой.

ПС - а в фильме любимой песней командира является La Paloma, которую исполняет Rosita Serrano. Забавно всё это, очень забавно=))

"сплясать" (с)

ПС-2 - блин. Блин, блин, блин. Лера снова всё перепутала. На самом деле речь идёт не о La Palome (хотя, мне кажется, что она там тоже звучала). Старик тает под звуки J'attendrai в исполнении Rina Ketty. В таком случае, канону всё соответствует в точности.
Я соглашусь с капитаном: эта песня мне тоже нравится гораздо больше)) Слушаю её уже по второму разу.

насладиться

@настроение: Облачность

03:50 

"Das Boot" - Eine Reise ans Ende des Verstandes

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...
Сегодня (точнее будет сказано, вчера, конечно) посчастливилось досмотреть один из самых сильных, ошеломляющих фильмов в моей жизни.
Я не знаю, принято ли у нас так громко кричать о военных драмах, но мне действительно хочется это сделать. Традиции, свойственные этой культуре, у нас есть, да ещё какие, но я не уверена, что среди потенциальных зрителей найдётся много желающих посочувствовать другой, «той самой» стороне, особенно если речь идёт о Второй мировой войне, а не о Первой.
Возможно, я страшнейший эгоист. Я выросла в обстановке мира и относительного спокойствия. Моё понятие смерти ограничивается только рассказами прабабушки о трёх её старших братьях, ушедших на фронт то ли в 14-м году, то ли в 16-м, и домой не вернувшихся. Я не могу закрывать человеческое лицо формой, понимаете? Если кто-то был по жизни настоящей и подлейшей скотиной, каких свет не видывал и лучше бы не видел, мне будет всё равно, под чьими знамёнами этот самый «кто-то» бился или пытался биться. На общие исторические взгляды и сложившуюся точку зрения это никак не влияет – я никогда не стану орать, что «Германия в сорок первом году была хорошей, а все остальные были слепцами и зря отказывались» (в сети погулять – ещё не такое отыщется). На такие высказывания мне вообще насрать, простите мой французский – мне во всех смыслах не о чем говорить с подобными персонажами, на поводу у какого-то непонятного чувства и необоснованно так считающими. (Хотя… иногда и чесались руки спросить у этих «ников», от чего же конкретно мы соизволили «отказаться». От каторги? От плахи? Или, быть может, от статуса подопытных крыс в немецких лабораториях? Тоже мне…) Эти люди пытаются мыслить общими категориями. Мне это чуждо. Точнее, именно такими категориями я и мыслю, но всю ситуацию анализирую с человеческой точки зрения. С политической не умею. Только если на уроке истории: логически, с учебником, с карандашиком в руках. Это уже какое-то «выстраивание схем», которое в жизни, разумеется, применения у меня не находит.
Люди у меня всегда первом плане.
Люди.
Как раз поэтому стало дико обидно, когда пробегавший мимо меня младшеклассник, совершенно мне не знакомый, резко остановился, невозмутимо заглянул в монитор моего нетбука, выдал такую фразу: «А-а-а, про фашиков смотришь…» И, шаркая ботинками, он удалился прямо по коридору, скорчив презрительную мину.
Какая же тебе, друг мой, к чёрту, разница? Солдаты что, в зависимости от стороны только смерти боятся? Или мотивы убийства у всех различались – свои били, «чтобы выжить» и «потому что так надо», а все остальные исключительно «маниакально» и «на поражение»? Так, что ли?
Можно это списать на моё «девичье» соплежуйство. Но как же тогда Ремарк? А Гашек? Люди, вы что?
Я не видела более антивоенного фильма, чем «Das Boot»! Никогда не видела! Это же просто манифест мира! Антивоенная симфония! «Подлодка» - это же самый настоящий Ремарк Второй мировой! Казалось бы – фильм (снятый по книге, уже мною скачанной) о немецких подводниках, как минимум затопивших две британские подлодки. Но… это несущественно. Вообще. Думаю, что этот «интовский» мальчик из пятого\шестого\седьмого класса просто никогда не поймёт, что он сказал, а по прошлому пункту никогда не согласится со мной. У Ремарка тоже убивали. И переживали, и плакали, и забывали, и выживали. Всё у него было. Но ведь у всех было одно и то же! Война – это мясорубка, бессмысленная прихоть отдельной группы людей. Эта тема всплывает в фильме, наверное, столько раз, сколько британских и немецких лодок было подорвано за эти четыре часа вместе взятых, только ещё вдвое чаще. Такой точки зрения придерживаются все, кроме образцово-показательных «марионеточных офицеров» Рейха на борту снабженца «Везер», да первого помощника – живого олицетворения идеализированного патриотизма и преданности фюреру. Как «человек» он абстрактен. Он организован, прекрасно выполняет свои обязанности, ни в коем случае не является отрицательным героем. Но чувствуется, что его образ был введён, чтобы показать, насколько велика была (и есть, и всегда будет) пропасть, разделявшая аккуратных «солдат», представляемых идеологией и пропагандой мирным гражданам и выдаваемых «за основу», и реальных - «получивших приказ топить, а дальше все вопросы к людям, развязавшим эту войну». Эта история о них – об уставших мужчинах, рождённых в такое время, когда «добрые люди оказались не нужны»: небритых, выдохшихся, всем экипажем радостно распевающих в начале своего похода «Долог путь до Типперери» («Надеюсь, эта песня не противоречит вашим убеждениям?») О совсем юных «хозяевах моря», об отцах и мужьях, рассуждающих о прелести жизни в Париже («Видел пару в кафе… Негр с ослепительно яркой блондинкой… У них там, в Париже, нет предубеждений на этот счёт…»\ «Ага, у меня тоже»), желающих узнать ответ на вопрос «когда же всё это кончится».
А речь Томпсона в борделе – ха! кто после этого скажет, что этот человек был награждён Крестом?! Да стоит только взглянуть на него: на его рыжую бороду, на его задорные и одновременно самые печальные во всей немецкой армии глаза – дайте ему вместо руки крюк, посадите на плечо попугая – перед вами окажется вояка! Самый настоящий морской волк – «пьющий без просыху», непотопляемый - никем, ничем! Только послушайте, что он говорит – а говорит он правду! Почему? Смотрите предыдущее предложение: «Наш фюрер – знаток флота» - это же что-то с чем-то!
Мой самый любимый герой – Старик, капитан канонной U96 – является одним из самых сильных душой людей, которых я когда-либо встречала. Даже язык как-то не поворачивается назвать этого отважнейшего, действительно любящего своих людей, совсем не старого офицера «персонажем», хотя это, к сожалению, так и есть… Все «околополитические» высказывания, так задевающие первого помощника в моменты, когда он характеризуется не как член команды, а как «проекция бумажной боевой единицы» - в любой идеологии, на мой скромный и неискушённый взгляд, – принадлежат как раз ему. А какая же у него команда – команда-то какая… Каждый, абсолютно каждый из этих пятидесяти с лишком человек настолько индивидуален, многообразен и интересен, что никакими словами этого не передашь. Я не буду ничего больше рассказывать – всё равно не смогу так, как хочется. Эту историю надо читать (автор – Лотар-Гюнтер Буххайм) или смотреть. Пятьдесят с небольшим подводников олицетворяют собой всех оказавшихся на войне и сражающихся с обстоятельствами – разве можно описать всё человечество в двух словах?
Огромное удовольствие я получаю от линии «экипаж-Вернер», по моему мнению, гениальной и, разумеется, во многом связующей, поскольку образ этого корреспондента и одновременно лейтенанта максимально близок автору (биографически, о внутреннем судить не берусь). Внутренне берусь судить за себя: окажись я там, непременно стала бы Вернером. На борту он одновременно и свой, и чужой – чёткой границы просто-напросто нет. И в целом становится понятно, что быть не может. Вернер, как он говорит, «совершил ошибку» - он выбрал свою судьбу сам, «будучи опьянённым» своеобразной «романтикой». И продолжал находиться в этом опьянении, пока лодка безнадёжно не застряла на глубине 280 метров.
Если вдруг надумаете, смотрите полную режиссёрскую версию. Она длинная, но это совсем не страшно…
Снять такую картину в 80-е… Я в восхищении.
В то же время, мне адски больно. Я снова утонула в солёном, едком море непонимания и отвращения к этой ужаснейшей машине самоуничтожения и бесконтрольной гибели, способной с лёгкостью выкосить целые страны.
Цените человека. Не держитесь за условные схемы, придуманные для того, чтобы оправдать амбиции тех, кто заслуживает только мухи, неторопливо ползущей по парадному портрету.

немного графики, чтобы знать их в лицо

23:30 

На бегу

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...
Вместо крови во мне вот-вот потечёт кофе, бы-гы-гы.

ПС - и обязательно с молоком. С любителями чёрного у меня иная группа. А если кофе со сгущёнкой или со сливками, то, видимо, различаться у нас будет уже резус-фактор.

А ещё я чувствую себя предательницей по отношению к любимому чаю.

20:42 

Попытка понимания

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...

20:27 

Тёмная сторона Италии

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...
Не могу не поделиться этой прелестью. А то все как-то забывают об этой - такой известной! - стороне беззаботного германофила (троллфэйс ;)) и поедателя пасты Феличиано Варгаса, что даже немного обидно.

А вот и он...

Не очень вяжется с оригиналом, не так ли?

16:33 

Эх!

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...
Такую картинку откопала на даче! В прямом смысле спасла сей шедевр поздней советской графики от костра. Эдакое универсальное описание любого урока литературы.

Как только починю сканер, обязательно вывешу. Пока могу предложить только, если есть желание, попытаться догадаться, кто же (и в каком состоянии) там изображён.

Считайте это своего рода анонсом)

00:48 

Последнее, что у меня осталось из "недописанного". Пока остановлюсь:)

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...
Суббота, 29 октября 2011

Легендарный Повелитель Кораблей, рыжая бестия предлоэнграммовской Империи, ярый противник войны, взгляды которого были сопоставимы, разве что, только с воззрениями адмирала Яна. Дитя Объединённых Всегалактических Эмиратов, технический новатор Старого Рейха, почётный гражданин Нового и примерный семьянин, подаривший Союзу Свободных Планет прекрасного отважного внука – всё это Саман аль-Садабби фон Коллен.
***
Стоит отметить, что революционное изобретение урождённого феззанца Каспара Теслы – волнолов (2139 год КЭ) – полностью перевернуло все прежние представления об истории. Неоспоримым преимуществом от использования данного прибора стала возможность получать часть сведений из прошлого фактически напрямую.
Концепция Теслы заключалась в следующем: формулируя мысли с помощью слов, человек не «теряет» их в пространстве, но посылает их туда по принципу радиосигнала, а именно в виде так называемой энерговолны.
Для выработки волн е-типа человек инстинктивно использует энергетику собственного тела. Именно она выступает в качестве естественного генератора мощности, автоматически отправляя первичный сигнал в космос. Соответствнно, в каждой исходящей от конкретного лица энерговолне содержится определённое количество теплоты и практически в каждой – какой-либо звуковой фрагмент.

Любого теперь можно было послушать, как самую тривиальную радиостанцию Терры.
читать дальше

(прим. - ну, а дальше вы знаете)
...Разве не легче настроить всё и сразу, чтобы машина исполняла приказы напрямую? Разве не это требуется от любого, кто сражается под знамёнами Рейха? Или я что-то понял неверно?.. Какая разница, есть у тебя сердце или нет: будь ты хоть солдатом, хоть пулей, хоть топором, тебя всё равно запишут как боевую единицу. Так к чему же уменьшать действующую силу намеренно, если изначально можно выжать больше? Ведь не стал бы Его Превосходительство Военный Министр в приказном порядке отрубать новобранцам по руке и ноге «для улучшения свойств и ходовых качеств», так за что же достаётся нашим кораблям? Грош цена таким поправкам.

...дальше оно переходит вот сюда: www.diary.ru/~Ruchnaja/p167026618.htm

00:46 

Снова из "навечно недописанного" по "Легенде" [2]

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...
Суббота, 29 октября 2011

В прошлый раз я уже вкратце писала о замечательном во всех отношениях человеке Самане аль-Саддаби фон Коллене. Историю его странного имени и куда более странной жизни я приводить не стану - в двух словах всё равно не получится...

- Да кем он себя возомнил! Приблудный щенок, нищая псина! Наш маленький «аль-аль» стал теперь большим «фон-фоном»… Святой Один, да у него даже имени-то своего собственного нет! А что, Коллен – это разве не кличка?! Удивительно. Я, не он – я!!– потомственный дворянин Михаэль фон Кроссенберг, ношу свой титул заслуженно! С приставкой фон можно только родиться! - неистовствовал очередной из десятков и даже сотен аристократов, не примечательный ничем, кроме знатного происхождения: фон Кроссенберги состояли в дальнем, почти незначительном, родстве с Гольденбаумами. Каждый раз, когда каюта оглашалась его громогласным «фон», всё живое и неживое вокруг просто жаждало испариться и исчезнуть навсегда. - Сама Судьба – сам Кайзер! – пожаловал её нашему роду! Я предан Рейху! Я – боец! Я служу здесь чёртовы двадцать лет и готов жизнь отдать! А этот рыжий оборванец… предатель. Предатель! - глаза дворянина наливались кровью, как у загнанного в угол быка. Он давно вскочил с места и теперь стоял на ногах, даже не помышляя о том, чтобы сесть. – Грязная выскочка! Механик! Фон! Да таких фонов ссылать надо куда подальше! На окраину, в рудники, в шахты – да хоть к демократам – куда угодно! За какие такие заслуги?! - разъярённый офицер, явно не осознавая того, что сейчас делает, неожиданно самоуверенно и безрассудно – как мотылёк к выдыхающей смертельно обжигающее пламя свече – устремился вперёд. Неудивительно – Кроссенберг инстинктивно, как любой другой жаждущий власти человек, желал попасть «на корму», как сказали бы древние терраитяне. – Подправил пушкам калибр?! Ха, то ли дело? И ума палата здесь не нужна – так на кой Хайнессен?! - с этими словами оспоримо благородный кулак с неоспоримо неблагородными намерениями со всей силы угодил в панель управления ни в чём не повинного крейсера «Хохшваннгау», участвовавшего на тот момент в очередных военных учениях.
- Адмирал! - в ужасе вскрикнули связисты.
Вот так, как гром среди ясного неба, возникла реальная угроза провалить элементарное боевое задание. Все, кроме взбешённого командира, прекрасно осознавали, что если не предпринять ничего серьёзного прямо сейчас и пустить ситуацию на самотёк, то присутствующим на борту очень сильно повезёт, если там, на земле, все отделаются одним лишь только понижением в звании. Но Михаэль фон Кроссенберг – человек, не имевший и десятой доли представлений о реальных масштабах войны и видевший в армии только инструмент для удовлетворения собственных амбиций – не желал никого слушать и окончательно впал в приступ неконтролируемой ярости:
- Вот вам ваши полтора градуса! – удар, – А вот и ещё парочка! - снова удар, – А-А-А-А-А!!! - и перепуганные связисты были мгновенно сметены с дороги взрывной волной ужасающего гнева. Фон Кроссенберг продолжал неистово лупить по консоли и награждать судно за многолетнюю исправную службу уродливыми вмятинами - Ублюдок!!! Восточный выродок!!! Рыжая ведьма!!! КОЛЛЕН… Т-хах – ФОН КОЛЛЕН, мать его!!! Шельмец! НЕ-НА-ВИ-ЖУ, ТВА-А-АРЬ!!..

Сколько было таких кроссенбергов, даже сейчас – при нынешнем уровне развития исторической науки – точно установить невозможно. Стоит, однако, добавить, что экипажу «Хохшваннгау» ценой невероятных усилий удалось избежать роковых ошибок и произвести стыковку с крейсером-близнецом «Бастианом-III» в экстремальных условиях.
Неделю спустя в поместье фон Кроссенбергов был дан большой бал в честь успехов знаменитого представителя рода в военных делах, славная молва о которых ещё долго ходила по всем салонам столицы.

00:44 

...а ещё я глупо и неумело стебусь

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...
Суббота, 29 октября 2011

Только первые абзацы потенциального сочинения потенциально егэшного формата.
:plush:

Критерию "Этика" посвящается.


Почему люди регулярно несут полную чушь?

В данном тексте поднимается набившая оскомину и ставшая уже философской проблема недопонимания между окрущающими людьми и вечно чем-то не удовлетворённым эго, что актуально настолько, что просто заколебало. Часто так и тянет заказать себе круиз на босховском Корабле дураков, а других сразу же – без этих глупых и лишних затрат – отправить в жёлтый дом, предварительно заткнув хорошим добротным кляпом. Набитая оскомина слишком велика, более того, изо дня в день она увеличивается в размерах всё больше и больше – разумеется, не по своей воле. Попробуй тут остаться в стороне и сказать, что проблема не актуальна, ведь даже сам А.С.Пушкин в лице переодетого на Новый год и изрядно наподдавшегося маляра дяди Пети сказал: «А вот хрена с два». Неслучайно автор приводит историю из жизни маленькой Аллочки, которую жестокие родители не желали слушать и посему заталкивали в рот килограммы ирисок. У бедняжки выпали все зубы, а лучше от этого не стало: как она цитировала избранные отрывки из поэзии современного попа (ведущий жанр каменного века русской литературы) по поводу и даже без него, так и продолжила.

Ян Мухович Буль-Буль Оглы уверен в непоколебимости всеобщего, как он пишет, «народного» стремления к лени и в сонно-летаргическом состоянии его воспитания. Также он надеется на то, что понятия «совесть» и «мозг» отныне станут связываться только между собой, а не с вышеуказанными знаками препинания. В заключение философ и безработный ехидно подхихикивает над своими читателями и обращается к ним с просьбой «вечно молчать, а то плохо аж…».

00:42 

Немного о кино и людях в нём

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...
Суббота, 29 октября 2011

Как же прекрасен Джим Керри!
Боже мой - я, видимо, никогда не перестану восхищаться людьми, являющимися Профессионалами (именно так: жирным и с большой буквы) в своём деле. Меня вообще по жизни всегда поражает и невероятно вдохновляет... м-м-м... некая потребность в ношении маски. Наверное, именно поэтому мне нравится, когда на время эта самая маска падает или слегка приоткрывает настоящее человеческое лицо по желанию её владельца.

Я люблю комедийные фильмы с его участием. Во-первых, это моё детство. Ну и во-вторых, эта любовь основывается на причинах, описанных чуть раньше: маска и всё к ней привязанное. И вот, когда я вижу его в серьёзных ролях (а они не имеют глобального отличия от прочих ролей, они просто... немного другие в нашем понимании. Именно в нашем, дело тут уже не в Джиме, я думаю), у меня возникает чувство, что нам позволяют увидеть немного больше не только в этих картинах, но и в комедийных (посмотреть на большую часть сыгранных им персонажей немного под другим углом). Конечно, многие стали привязывать его образ к тем качествам, которыми, возможно, сам Керри никогда и не обладал.
Представим, что каждый подобный "домысел" - это единичный мазок краски. Каждый, кто наделяет "своего Керри" какими-нибудь характеристиками, словно "окунает" кисточку в "краску" - т.е. в свой безграничный запас таких вот "характеристик" - и, собственно говоря, наносит его. И вот тут для меня начинается самое интересное. Мне действительно хотелось бы понять, какой из них лёг бы на фарфоровую маску (хотя, здесь-то, наверное, она резиновая), а какой уже на лицо. Понимаете?

Ещё больше меня увлекает тот факт, что такую "систему" можно с лёгкостью применить к каждому человеку. Другое дело, что в Джиме эта особенность выражена настолько ярко, что от отсвета слезятся глаза. Вот и всё. Помимо профессионализма это является второй веской причиной моей большой привязанности к нему.

Любопытство. Оно завлекает в такие дебри, что не выберешься. Но любознательным быть просто необходимо. А то как же жить тогда вообще?

00:40 

Очередной отрывок из "навечно недописанного"

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...
Пятница, 28 октября 2011

Забытый

Ода пожизненному раздолбайству

Лень - двигатель прогресса.
Известная народная мудрость.


…Первый вдох даётся мне… странно. Непривычно легко.
Последняя граница между двумя параллельными мирами преодолена успешно.

Реальность тягуче медленно выпутывала моё обмякшее тело из тяжёлых оков крепкого сна. Грудь наполнялась по-настоящему – и одновременно невероятно для сегодняшнего дня – свежим и прохладным воздухом, оставлявшим в дыхательных путях почти невесомый, но ощутимый шлейф мельчайшей домашней пыли. Видимо, именно эти крупицы самого лёгкого – оттого привлекавшего – и недооценённого серебра во всей Вселенной не позволили мне раствориться во внезапно нахлынувшем секундном счастье и навеки уйти в свободное плавание по безбрежным водам океана утренней полудрёмы. Было нелегко сознавать, что пыль – всего лишь пыль! – не позволила мне – старому псу, тяжко побитому жизнью – исполнить свою давнюю мечту: забыться и отойти от реальности навсегда. В конце концов, я мысленно вернулся из неведомых просторов собственной Галактики домой, приободрил себя, как мог – и открыл глаза…
Машинально повинуясь невнятному инстинкту, я стал медленно поворачивать отяжелевшую голову в сторону невероятных размеров окна – и не увидел ничего, кроме бесформенного пятна яркого света, бьющего мне в лицо.
Из бархатно-чёрной тьма превратилась в искрящеся-серую. Так, одна пустота резко сменилась другой.
…И начался новый день - двадцать восьмое июля тысяча девятьсот девяносто девятого года.
Путник, странствующий к отсутствующей цели, продолжил своё многолетнее путешествие из ниоткуда в никуда.
Ничего необычного.
Правда?

@настроение: с написанным выше не имеет ничего общего:)

00:38 

Восстанавливаюсь

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...
Не без помощи (бесценной) разобралась в прелестях "беты" и "небеты". Чтобы больше ничего не пропадало, перекину все тексты с беты сюда. И буду впредь постить записи в обычном режиме.

12:11 

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...
Ещё что-то отрывочное о человеке с душой собаки. Или о собаке с человеческой душой - beide sind korrekt.

читать дальше

11:41 

Кусочек из моего рассказа по "Легендам о героях галактики", который никогда не выйдет

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...
Речь идёт о человеке по имени Саман аль-Садабби фон Коллен. Так уж сложилось - война в родных Объединённых Всегалактических Эмиратах (ОВЭ) вынудила его семью покинуть дом и оказаться в Империи (Рейхе) на правах беженцев. У парня талант к работе с военными судами: и механик, и инженер-конструктор. В своё время из Союза Свободных Планет, с которым Империя по канону воюет уже 150 (кажется) лет, шпионы позволили "утечь" информации о якобы новейших технологиях, отчего Рейх ухудшил показатели своих орудий (разумеется, они думали наоборот, а другие мнения на этот счёт мало кто хотел слушать). А Самана выслушали - без его инициативы даже. Не в качестве исключения - долго объяснять.
Саман мог остановить эту войну своими силами. Но не суждено - история пойдёт по-другому. Он это сделает "руками" своих потомков. И увидит, конечно. Но тогда он уже будет дедушкой Саманом - до этого далеко... А если учитывать реальность, то до этого "осталось никогда" =)
Не суть важно. Есть кусочек текста и есть.
*Канон я не проверяла, так что считайте, что его здесь почти нет*

...Из того, что это семнадцатилетнее на тот момент чудо думало перед одним из самых важных дней в своей жизни. :rotate:


...Разве не легче настроить всё и сразу, чтобы машина исполняла приказы напрямую? Разве не это требуется от любого, кто сражается под знамёнами Рейха? Или я что-то понял неверно?.. Какая разница, есть у тебя сердце или нет: будь ты хоть солдатом, хоть пулей, хоть топором, тебя всё равно запишут как боевую единицу. Так к чему же уменьшать действующую силу намеренно, если изначально можно выжать больше? Ведь не стал бы Его Превосходительство Военный Министр в приказном порядке отрубать новобранцам по руке и ноге «для улучшения свойств и ходовых качеств», так за что же достаётся нашим кораблям? Грош цена таким поправкам.
Я так понимаю, тем выше становится твоя «цена» на этой проклятой всеми богами ярмарке смерти, чем больше ты способен уничтожить не в теории, а на практике. Если я не прав, то почему тогда даже самый блестящий командир в одиночку ни за что не окажется на равных да хоть вон с тем захудалым крейсером, в котором полетели лампы? Или, если на то пошло, никуда не годной ржавенькой «Валькирией», на которой сейчас только метеорологам и летать? Да будь ты хоть трижды адмирал флота, даже в небо сам не поднимешься, что уж говорить об остальном... Чушь? А что, статистика разве врёт? Размен говорит сам за себя: в среднем один крепкий боец из огнеупорного металла к сотне других – поплоше. Поменьше да подешевле. Да к тому же самовоспроизводящихся – ну просто сказка для тыловика, нет?!…
Ох.
Великий Один.
Не смей. Чтоб никогда больше…
…В последнее время ты стал слишком циничен, Саман... Хех, интересно, это только на время войны понятия жестокости и цинизма лицемерно сливаются в одну кучу, или я один такой эгоист?

Кретин. Тупой и безнадёжный кретин.

Хоть бы дырку зашил в мундире, «гений» несчастный. Пойдёшь ведь завтра весь из себя к Его Величеству, предстанешь перед десятками министров и генералов, красавец писаный – сама представительность. Вот радость-то для прессы будет! Не-е-ет, так дело не пойдёт. А ну-ка соберись. И прекрати ныть.
Надо бы завтра встать пораньше. М-да…
Не политика, а сплошной крен. Только у пушек ли?
Ах, опять этот крен… Странно, кстати, почему никто до сих пор об этом не говорил. Эх… Ничего не поделаешь, придётся завтра снова – как будто впервые, ну да – рассказывать о том, что без меня и так известно. Ладно, хотя бы удостоюсь чести лично побеседовать с государственной элитой. Наверняка там есть интересные люди….
Вина нормального попробую – хоть раз в жизни, ну в конце-то концов! Удовлетворюсь и на этом, если меня решили послушать чисто для соблюдения формальностей. Да, хорошо бы успеть, пока на фронт не отправили – на оборону Фессалии – или с почестями не утопили где-нибудь в машинном масле подбитого линкора…

***
С этими мыслями фон Коллен навсегда покинул тот тёплый августовский день. Течение истории неумолимо уносило новоподданного гольденбаумовского Рейха к последующим победам и достижениям, но этого он, как и никто другой, знать ещё не мог.

11:18 

Ага

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...
Я вернулась.

Для начала поделюсь собственноручной фотографией замечательного хоккеиста Яна Марека, ушедшего от нас в этом году вместе со всем ярославским "Локомотивом".



Не примите за бестактность - не могу думать ни о чём другом.

@настроение: нет-нет-нет

03:17 

Эх...

Сегодня я буду кутить... Весело, добродушно, со всякими безобидными выходками. Приготовьте посуду, тарелки - я буду все это бить. Уберите хлеб из овина - я...подожгу...овин...
Две моих последних записи куда-то исчезли. Ну, значит, надо думать в другом направлении, а про эти мысли забыть, можно даже насовсем=)

Письма из далекого близкого космоса

главная